Приложение 2Event: you’ll never walk alone

Ярослав Максимович, известный украинский бизнес-ангел и предприниматель, рассказал Цукерберг позвонит про приложение 2Event, придуманное им для подбора попутчиков на мероприятия и заведения новых деловых контактов.

***

Саша Пеганов: Ярослав, добрый день. Насколько я понял, суть вашего сервиса в том, что незнакомые друг с другом люди могут организовываться в группы и путешествовать вместе. Такая соцсеть для путешественников?

Ярослав Максимович: Начать, наверное, нужно с того, что такое дружба. Дружба – это временное явление, когда у людей есть общие интересы. Как только интересы становятся разными – старая дружба угасает. И вырастает новая дружба с другими людьми, с которыми возникли другие общие интересы. Иными словами, люди объединяются и дружат вокруг общего на тот момент интереса или события. Очевидно, разной длительности и вовлеченности. Например, пять лет учебы в институте, пара недель Казантипа. Или одно-двухдневная поездка на какую-нибудь конференцию, концерт или спортивное мероприятие.

По статистике мероприятий, приблизительно 50% людей – приезжие. Следовательно, у всех этих людей есть несколько общих проблем, таких как: чем именно ехать, где жить. К примеру, в апреле в Киеве будет большая многотысячная конференция iForum – из Москвы приедет человек 200, которые распределятся на, условно говоря, 6 поездов, 3 самолетов. Притом, около половины этих людей до поездки между собой не были знакомы. И как минимум половина из них так и не познакомится, даже побывав на той же конференции.

А из той сотни людей, кто между собой были знакомы до поездки, только один или два решатся дать клич в FB, VK и тем более в Linkedine про то что: «Я еду, кто со мной. Ехать буду тогда-то и тем-то рейсом, возвращатся таким-то, жить буду там-то». Ну найду я друга, это ж созваниватся надо, да и вообще, чего я буду опускаться до того, чтобы искать попутчиков. Пусть сами меня ищут. Как-то так.

Хотя при неожиданной встрече в другом городе, обычно всегда завязываются разговоры типа: «когда и чем приехал, где живешь, когда уезжаешь, кого еще видел». Это с одной стороны. С другой стороны, стоит понять, зачем люди вообще посещают мероприятия? По сути, есть всего три, иногда четыре мотиватора: знакомства, общение, знание или эмоции.

Наша задача: дать инструмент, который поможет объединиться людям для одного частного кратковременного случая – «путешествия на мероприятие». Помочь скоординироваться, выбрать один и тот же вагон или самолет, начать общаться еще до мероприятия, чтобы поездка прошла более эффективно, весело и безопасно. А также сэкономить на групповом такси и проживании.

Ярослав Максимович

СП: То есть, вы ориентируетесь на какие-то большие мероприятия? Если какие-то условные Иван и Маша едут на море – это не ваш кейс, если Иван и Маша собираются на концерт Мадонны – ваш?

ЯМ: Да. Поскольку Иван и Маша и без нас про все договорятся. Наша задача — свести в поездке знакомых, малознакомых и незнакомых людей, которые едут на одно и то же мероприятие. А также помочь синхронизироваться в подборе транспорта уже знакомым. Хотя, и в первом случае Ивану и Маше мы можем быть полезны, поскольку все равно они будут где-то покупать билеты. Можно купить и у нас.

СП: Понятно. А как давно вы запустили этот сервис и как вообще возникла идея?

ЯМ: Обычно идеи приходят не просто так, а из знания разных ингредиентов, кейсов, бизнес-моделей. И как только их количество позволяет перейти в качество – тогда появляются идеи. То есть, обычно это перекомпиляции других идей. Также и здесь.

Первая. Есть такой бизнес — устанавливать на круизных кораблях GSM-вышки. Люди, пока плывут по океану, радостно между собой общаются. То есть, закрытое сообщество.

Вторая. В Скандинавии знакомые делали такой уже не стартап, когда можешь покупать обычные билеты (речь не про путевки), глядя на то, куда летали твои друзья. Немного бессмысленно, но люди хотят социализации и даже на такое успешно клюют. Проект недавно продался.

Третье. На одном из мероприятий, из-за того что я сидел в жюри, мне пришлось перезнакомиться со всеми около 150-ти участников. Оказалось, что из моего Львова, вместе со мной, но в соседних поездах, приехали еще четыре незнакомых между собой группы людей. С половиной из них я тоже был не знаком, хотя наши интересы довольно близки, раз оказались на одном мероприятии.

Четвертое. Поскольку часто путешествую – периодически попадаю в ситуацию, когда выходишь из поезда, и видишь, что в соседнем вагоне все это время ехал твой знакомый. Или в аэропортах.

И пятое, что вытолкнуло идею. В России и Украине есть такой феномен: «быстрые поезда» Сапсан (в Украине их называют Hyundai) — и там ездит особенная публика. Скажем, в украинских такое впечатление, что 70-90% пассажиров чем-то компьютеризированы. Под 50% пассажиров со смартфонами и почти столько же с ноутбуками. Идешь и смотришь – публика, похожая на тебя, сидит в Фейсбуках, интересно познакомиться с этими людьми: кто они, что они, чем занимаются.

СП: Не знаю. Мне, например, не интересно. Единственное, чем я занимаюсь в Сапсане, которым езжу по 5 раз в месяц – пытаюсь заснуть на отвратительно неудобных для этого сиденьях.

ЯМ: В украинских ровно та же проблема – вертикально не уснешь, а ехать пять-шесть часов. У меня в какой-то момент времени на третьем часу езды в поезде так получилось, что уже перечитал всю почту, Фейсбук, Твиттер, даже новости со всех агрегаторов вычитаны – чем заняться? В этот момент возникло понимание, что заниматься нечем, поговорить не с кем. Познакомиться – неудобно, ну не пойду же я так с бухты-барахты.

СП: А разве у вас нет такой проблемы, что не бывает связи в поезде? В Сапсане есть вай-фай (нерабочий) и кое-где ловит 3G, но в целом 70% пути никакой связи нет в принципе. Как вы решаете эту проблему?

ЯМ: На этот вопрос есть несколько ответов. В наших Hyundai везде есть прекрасный вай-фай, но тоже практически нет Интернета. Кроме всего прочего, в Украине принято постановление, согласно которому до конца следующего года операторы мобильной связи должны сделать на 95% гарантированное покрытие железнодорожных путей. Но на самом деле, наш проект ориентируется не столько на Украину, сколько на мир – на Японию, Европу, тот же Китай.

CП: Вы начали летом 2012?

ЯМ: Начал думать над этим, все это компилировать в голове. Первичная идея была: «давайте поможем людям в поездах знакомиться». Потом – давайте покупать билеты и подсказывать, кто сидит рядом. Потом она прошла несколько стадий, и мы пришли к тому, что люди в поездах ездят не просто так, а обычно по какому-то делу или на мероприятие. И именно мероприятие является главной обьединяюшей точкой интереса. Так и подтянулось понимание, что нужно дружить именно вокруг мероприятий.

И знаете, я сейчас даже сочувствую Apple, запатентовавшим вроде бы очевидную, но все же выстраданную и именно такую интерпретацию планшета. Про прямоугольник, с округленными краями, формата А4, и с одной кнопкой. Ведь за каждой из этих, казалось бы, мелочей стоит море принятых или непринятых решений.

 

СП: То есть, вы, грубо говоря, отошли от традиционного дейтинга? Это больше не Мамба, а LinkedIn?

ЯМ: И да, и нет. Смотря сколько вам лет. И под каким соусом вы подсели на это приложение. Молодежь явно воспринимает нас как дейтинг. Если заходим со стороны участников мероприятий – как помощник в поездке.

А кое-кто — просто как приложение для покупки билетов, где при выборе билетов иногда можно посмотреть, кто твои попутчики.

СП: Вы говорили, что над проектом работает 11 человек?

ЯМ: 9 человек работает на фулл-тайме, и 2 фрилансера периодически подключаются.

СП: Ок, 11 человек. Это огромное количество людей. Чем они все занимаются? Это программисты? Это невероятные просто ресурсы для стартапа.

ЯМ: Ну как стартап. После нескольких ночей, когда не мог уснуть от идеи, опросил знакомых, людей пятнадцать. Никто не критиковал, всем нравилось, два даже в проект попросились, одного в итоге взял. В общем, подумал немного, а чего тут нянчиться, проект интересный, запускать надо и бегом.

Таким образом, сейчас в проекте один программист на iOS, один программист на Android, один PHP-программист, еще два – серверная часть. Один дизайнер, прожект-менеджер, я как CEO, CFO, CMO, и две девушки, которые занимаются подключением партнеров и пишут тексты.

СП: Расскажите про партнеров – с кем вы сотрудничаете? Каким-то образом взаимодействуете с мероприятиями?

ЯМ: Партнеры – это владельцы ивентов. У нас с ними общие интересы, и они хотят с нами сотрудничать – по крайней мере, те, с кем нам удалось в этой альфа-версии запуститься. Это Game Developers Conference и SMM Camp которые проходили в Львове, киевский Startup Crash Test. Из последних – это Hackaphone в Москве 21 марта 2013.  Чем мы интересны данным мероприятиям – мы уменьшаем трения при принятии решений, когда человек думает «поеду – не поеду, не знаю, как добраться, кто еще поедет». Мы чуть-чуть подвигаем людей к принятию решения. А также делаем поездку более насыщенной по общению, обмену знаниями.

Условно: раньше знакомим, глубже погружаем в событие, дольше держим общение.

СП: То есть, люди подключают свои социальные профили и тут же видят, кто из друзей едет, по соцграфу?

ЯМ: Да, и не только друзей, а всех, кто едет на это же мероприятие из моего города, даже если не знакомы. Смотрим, чем именно едут. Соответственно, сразу из мобильного приложения можно купить билет.

СП: А если они собираются на машине, то могут поделить бензин…

ЯМ: Как вариант, да.

СП: Это вряд ли платная история?

ЯМ: Все совершенно бесплатно, мы зарабатываем только на продаже билетов, на комиссии. Идея простая, если мы поймали человека в путешествии – рано или поздно он опять сделает это. Будет куда-то ехать, покупать билеты. Нам главное сесть в смартфон, и проассоциировать себя с тем, что у нас можно покупать билеты.

СП: Объемы продаж наверняка сейчас невелики?

ЯМ: Они пока равны нулю, потому что мы только на днях запустим продажу билетов.

СП: Когда вы открыли приложение для всех? Или вы до сих пор в закрытом режиме?

ЯМ: Знаете, есть такой принцип, с которым я согласен: если вы запускаете приложение, и вам за него не стыдно – вы поздно запустились. Пока оно выглядит еще смешно и коряво, но у нас апдейты выходят каждую неделю, люди регистрируются. Более или менее на что-то уже похоже, еще месяц – и начнем идти в мир активно.

СП: Можете уже рассказать, сколько людей пользуются приложением, какие первые отзывы?

ЯМ: Могу. Но это не репрезентативно. Те отзывы, которые были 2 месяца назад: «О ужас, все не работает, удалил», — и те отзывы, которые есть сейчас, — они разные. Ежедневно у нас регистрируется примерно 20-30 человек с разных платформ, до активации доходит человек 10-20. Ежедневно программу запускает до 50-ти людей. Прирост смешной, но равномерный, на 10% в неделю. И в среднем, ежедневно висит полтора десятка активных регистраций на маршруты.

СП: Это все стоит денег. Вы нашли внешнего инвестора? Или инвестировали сами?

ЯМ: Я инвестировал на 100%. Те люди, что приходят, они приходят сами по себе, из социалок. Из тех, кто приходит из поиска, около 40% приходят по наименованию «ToEventWithFriends», то есть, где-то узнали, что мы такое, какая польза от нас, и ищут уже конкретно нас.

СП: То есть, компания полностью принадлежит вам?

ЯМ: Небольшая часть еще принадлежит сотрудникам.

СП: Как вы в целом смотрите на дальнейшее развитие? Будете привлекать деньги? Ваших денег вряд ли хватит надолго.

ЯМ: Обычно я инвестирую от 20 до 50 тыс. Для бутстепинга, особенно в этом проекте, их точно хватает. А вот для рывка, сразу на несколько иностранных рынков — точно не хватит. Проект находится в той стадии, когда через месяц начнется экспансия, и к тому времени я надеюсь уже с кем-то договориться.

СП: Экспансия на Запад?

ЯМ: Везде. СНГ в первую очередь, здесь понятно как масштабироваться. У нас есть расписание поездов по СНГ, уже работает. Выйдем в СНГ, будем двигаться куда-то дальше. Куда – еще не понятно, где быстрее найдутся толстые партнеры. Например, по Украине договорились с крупнейшим продавцом билетов. По Южной Америке есть предварительные договоренности с крупнейшим дейтингом, с миллионной посещаемостью.

СП: По-моему, на Западе такое уже есть: соцсети для попутчиков и т.д. Как у вас с конкуренцией? В России есть «Подорожники» Морейниса — проект, который уже умер, по-моему.

ЯМ: У них нет активности почему то. Может, у них закончились деньги, а монетизации еще не нащупали. Из тех, с кем мне удалось пообщаться на тестовом периоде – это организаторы концертов, — все нас хотят, никто ни про одного конкурента не сказал. Я прихожу к организаторам и говорю: ребята, вы продаете эмоции, мы помогаем эти эмоции усилить – соответственно, у людей останется больше послевкусия, им с некоей вероятностью больше захочется приехать на следующий концерт. А также, сгенерируется больше информационных поводов, чем делится в соцсетях (ах, посмотрите, как весело все мы ехали вместе в одном вагоне).

СП: Про конкурентов в России понятно, а в мире? Если вы хотите экспансию на мир делать, там ведь полно такого? Вы делали какой-то рисерч? 

ЯМ: Ну как, рисерч. Я за последние годы посетил более полсотни, может, сотню разных конференций – и нигде не видел похожего функционала. А раз я не видел — полагаю, что такого инструмента пока нет в природе. В принципе, это же подтверждается и текущим прозвоном организаторов. Никто не знает наших конкурентов.

Но это если про прямых конкурентов. Если непрямых, то теоретически их море. Bizzabo, Eventbrite… Почему теоретически – потому что они тоже пока сильно фрагментарно покрывают некоторые избранные типы ивентов.

Удастся нам оперативно перекрыть функционал Bizzabo – потесним их (теоретически, месяца два надо). Сами доделаем, или запартнеримся с кем-то. Удастся прикрутить функционал продажи балетов на мероприятия (месяца за два-три) – с той стороны подожмем. Организаторам вообще надо комплексное решение – вот таким комплексом я и вижу в идеале этот продукт.

СП: Мероприятия в Украине или на Западе?

ЯМ: В первую очередь – про СНГ конечно. На Западе тоже пусто, если говорить про нишу «до мероприятия» и «после мероприятия». Скажем, на недавнем мероприятии у меня было 3 варианта, как добираться, и один вариант – не ехать вообще в эту Австрию. Так вот, именно случайный факт наличия попутчиков помог мне принять решение.

СП: А там внутри есть какая-то страница ивента? Люди, когда заходят, понимают, куда могут поехать? Вы предполагаете давать организаторам ивентов какие-то возможности по созданию своих страниц в приложении?

ЯМ: Да, конечно. Есть страницы со списком мероприятий, выбираете, отмечаетесь «я на него поеду», смотрите, кто еще едет, смотрите, чем, когда и откуда. Также у организаторов появляется рупор, чтобы оперативно о чем-то поинформировать, с помощью встроенного банального «чата мероприятия». И еще придумали такую функциональнось, как вместо твиттервола выводить «чат мероприятия + твиттервол с хештегами». Поскольку получается, что обычный Твиттер, а тем более с хештегом — это китайская граммота. А наш чат простой, как двери. Запустил программу, зарегистрировался на мероприятие, и вот она – большая кнопка понятного чата. Придумать придумали, но еще не опробовали.

СП: Так вы собираетесь привлекать еще какие-то деньги…

ЯМ: Собираемся, ведутся переговоры. Вроде бы, глаза горят, но понимают странно. Если бы ко мне попал этот проект, я бы сразу с шашкой наголо бежал. Из всех проектов, в которые я инвестировал (12 за 3 года), этот мне нравится больше всех. Главным образом из-за легкоподьемности и масштабности.

СП: Вы как ведете переговоры, вы общаетесь с фондами в Украине, в России? В Украине вообще есть фонды, кроме Тигипко и нового фонда Черновецкого?

ЯМ: В Украине, по факту, денег нет почти ни у кого из тех, кто декларирует их наличие. Разве что Тигипко, но с ней по этому проекту не общаемся, поскольку у нее проинвестирован похожий проект. Порядка $1,5 млн. она положила в бразильский проект по подбору попутчиков в хостелы. Фонд Черновецкого весьма крут в декларациях, даже покруче большинства российских фондов, но только начинает, и фактических инвестиций еще не сделали.

То есть, глобальная проблема украинских стартапов в том, что есть у нас сотни две проектов, которые проинвестированы на низком уровне, $5-50 тыс. Вот настартапил ты, моделька более-менее начала лететь, нужны следующие стадии инвестиций, а ни у кого денег в размере более $200 под ИТ-проект нет.  То есть, происходят совершенно единичные сделки такого масштаба. Вот так происходит все в Украине. Если в России еще можно куда-то продвинуться на следующий раунд инвестирования, то в Украине нет. Но знаю, несколько российских фондов вознамерились открыватся в Украине – им с одной стороны непаханное поле. С другой стороны, и движение в стартап-тусовке начнется.

СП: Еще я всех спрашиваю – на какой машине вы ездите?

ЯМ: У меня условно старенький, 2004-го года, Мерседес S600, но я в него сильно влюблен. Поскольку кроме того, что он сам по себе мега как средство передвижения, так мне еще рассказали легенду, что это автомобиль из президентского гаража, на нем Ющенко ездил. С встроенными заводскими мигалками и громкоговорителем.

 

СП: Очень круто! Спасибо.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий